Если б все профессии на свете

Вдруг сложить горою на планете,

То, наверно, у ее вершины

Вспыхнуло бы слово: «Медицина».

Эдуард Асадов

Героев рождает не только война. Во всём мире сейчас ведётся непримиримая борьба с коронавирусной инфекцией. На передовой – медики. Ежедневно, рискуя собственным здоровьем, они сражаются за человеческие жизни.

История знает немало примеров, когда врачи забывали о себе в стремлении помочь людям, используя малейшую возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее! Не это ли подвиг? Цикл публикаций о тульских героях в белых халатах мы продолжаем рассказом об уездном враче Фёдоре Ивановиче Лисицыне.

В автобиографии Фёдора Ивановича читаем: «В 1892 году студентом 5-го курса я поступил на службу в Козельск на холеру, где пробыл 4 месяца. С 1893 года тотчас после выпускных экзаменов я поступил в Лихвинский уезд, участковым врачом и служу в нём до сих пор с перерывами на командировки с научной целью».

Эпидемия холера была для страны большой трагедией, а для медиков серьезнейшим испытанием. Холера – «азиатская гостья» - впервые проникла на территорию империи в 1829 году, после чего каждое десятилетие приносило крупные потери. Всего за 1830-1910 годы болезнь унесла 2 млн 89 тысяч жизней. Основная масса обывателей врачам не доверяла и старалась избежать встречи с ними. «Сомнительные порошки» и прочую «отраву холерников» тайком выбрасывали. Нередко недоверие к представителям медицины взрывалось бунтами.  

В такой атмосфере началась трудовая биография Фёдора Ивановича Лисицына. Через год в Лихвине ситуация была не многим лучше. В своей работе Лисицын не считался ни со временем, ни со средствами. Так, оборудование для лаборатории при больнице он приобрёл на свои личные деньги и сам, без всякой оплаты, делал все необходимые анализы, так как лаборанта при больнице тогда не было.

Фёдор Иванович не использовал ни одного отпуска для отдыха, а каждый год за свой счёт ездил в Москву на специализацию – то по глазным болезням, то по детским, то по акушерству и гинекологии, то по терапии. Его жена, Катерина Петровна, работала у доктора ассистентом.

После революции Лисицын продолжил лечить людей и бороться за улучшение больничных условий. Далее в автобиографии он пишет:

«Желал бы развить здесь все виды специальной медпомощи, поставить возможно высоко хирургию, ортопедию, родовспоможение. Я хотел бы чтобы здесь образовалось прочное хирургическое ядро. Кроме того, нельзя оставлять и тех научных работ, которые продолжаются до сих пор и которые могут дать очень ценные данные в отношении, как физиологическом, так и терапевтическом. Кроме уже напечатанных работ я предполагаю в ближайшее время ещё напечатать о своих исследованиях, которые проделаны исключительно в Лихвинской больнице. Мне нужны средства на расширение лаборатории и на создание около себя кружка научных работников. Считаю нужным указать, что я совершенно одинок в своих начинаниях, работаю почти всегда один; поддержки для научной работы, ни материальной, ни моральной не получаю. В официальных отзывах по поводу моей деятельности уздрав. напр. ограничивается выражениями вроде «пользуется известностью у населения» и больше ничего (это после моей 37 летней работы) тогда как при моём ближайшем и часто единственном участии была создана больница и лаборатория в Лихвине и амбулатория в Кулешове. И в период разрухи и войны была сохранена Лихвинская б-ца в удовлетворительном состоянии причём в ней не прекращалась хирургическая работа.

Мне 60 лет, успеха в жизни мне не надо, но сколько бы я ни прожил - я буду продолжать своё дело, приближать современную и рациональную медпомощь к населению и постараюсь честно выполнить свой долг перед народом.

1930 г. Врач Ф. Лисицын».

Научной работой Лисицын занимался до последних дней и только болезнь помешала ему закончить последнюю тему о желудочных заболеваниях. Умер Фёдор Иванович в 1937 году. Он похоронен на городском кладбище города Лихвина.