Авиаполк «Нормандия - Неман»

25/12/2022 11:47

«Нормандия - Неман» - французский истребительный авиационный полк, воевавший во время Второй мировой войны.

 

В марте 1942 года французский национальный освободительный комитет «Сражающаяся Франция» обратился к властям Советского Союза с предложением направить в СССР группу лётчиков и авиационных механиков для участия в боевых действиях против Германии. 25 ноября 1942 года было подписано советско-французское соглашение о формировании на территории СССР французской авиационной эскадрильи, преобразованной впоследствии в полк, чья боевая слава облетела весь мир. Наименование «Нормандия» войсковая часть получила в честь французской провинции. Личный состав эскадрильи состоял из 72 французских добровольцев (14 лётчиков и 58 авиамехаников) и 17 советских авиамехаников. За первый год существования полк записал на свой боевой счет 75 сбитых самолетов и потерял 16 летчиков.

 

Тульские страницы биографии французского авиаполка начинаются 25 декабря 1943 года. В нашем городе летчики учились управлять новыми машинами - более скоростными и лучше вооруженными. Этот период описан в книге пилота Франсуа де Жоффра «Нормандия».

 

«Тула. На перроне пустынного вокзала гуляет ледяной ветер. Выходим из вагона и начинаем приплясывать от холода. Наконец переводчик Эйхенбаум объявляет:

 

- Садимся в этот грузовик. В нескольких километрах отсюда аэродром, где нас разместят, там и обогреемся.

 

 

Представьте себе пятьдесят парней с самыми различными характерами, самыми разнообразными — хорошими и плохими — качествами и привычками, людей, которые в течение шести месяцев отрезаны от мира в домике, занесенном снегом, — и вы получите представление о том, какова была наша жизнь в Туле с 25 декабря 1943 года по 25 мая 1944 года.

 

Из окон нашего маленького тесного жилища была видна необозримая белая равнина с редкими березовыми рощицами. На юге дымила трубами Тула с ее Домом Красной Армии, где есть клуб, ресторан, театр, бильярд и своя библиотека, предназначенная только для военнослужащих.

 

Под Тулой мы интенсивно занимались тренировочными полетами на истребителях. Все думали только об одном: «Скорее на фронт и затем — домой, если посчастливится вернуться». И старались перед боями как можно лучше провести время.

 

Пребывание в Туле явилось для нас периодом выжидания, предисловием к большой книге, при чтении которой каждый старался познать сердца и души других».

 

Во время учебных полетов порой случались несчастные случаи. И французские летчики навсегда оставались в тульской земле.

 

«В ожидании возможного нападения немцев учеба продолжается. 21 апреля, около полудня, лейтенант Фуко выполнял «замедленную бочку», заканчивая свой утренний вылет. Чтобы исполнить эту классическую фигуру высшего пилотажа, он на большой скорости начал переворачиваться на спину. Высота 100 метров. Внезапно машина резко пикирует. Четверть секунды, и страшный взрыв потряс лагерь. Пламя… Дым… Ничего не осталось ни от Фуко, ни от его самолета. Бедный Фуко! Только это мы и можем произнести, провожая его останки в маленькую березовую рощу, которую мы, увы, начинаем посещать слишком часто».

 

Светлые воспоминания автора книги связаны с танцевальными вечерами в тульском Доме Красной Армии (ныне - Дом Дворянского собрания).

 

«Расположенный в центре Тулы — города с населением более трехсот тысяч человек, — ДКА привлекал всю молодежь города и всех военных из гарнизонов, расположенных в черте города и его окрестностях. Почти каждый вечер начиная с семи часов перед входом собирается большая толпа. В вестибюле оставляют пальто, шинели, перчатки, кашне, галоши и валенки. На первом этаже расположены зрительный зал и зал для танцев. В буфете можно выпить пива, а иногда и водки. Здесь бывают спектакли, концерты, выступают певцы и народные ансамбли. Сюда не раз приезжала знаменитая московская балерина Лепешинская, которая исполняла адажио из балета Чайковского «Лебединое озеро». Мы часто слушали здесь выступления ансамбля песни и пляски Красной Армии. Советское командование всегда уделяло много внимания досугу солдат как на фронте, так и в тылу. После представления обычно начинались танцы под аккордеон. Танцевали больше вальсы. Когда не хватало девушек, нередко можно было видеть танцующих парами солдат. Для каждого русского танец является занятием важным и значительным. Гражданский или военный, мужчина или женщина, юноша или пожилой человек — все кружатся в быстром ритме».

 

Пилоты «Нормандии» имели успех у местных девушек. Но при этом французы отмечали застенчивость тулячек.

 

Однако знакомства все же завязывались. Так, во время одного из танцевальных вечеров Александр Лоран познакомился с очаровательной Ритой. Они поженились 15 июня 1945 года в одном из московских ЗАГСов. За влюбленных хлопотали посол Франции в СССР и лично нарком иностранных дел Вячеслав Молотов. Во Франции они жили в Версале и выглядели абсолютно счастливой парой. В 1957 году Александр Лоран умер, оставив Риту одну воспитывать двоих сыновей. Сослуживцы Лорана оплатили ей курсы французского языка, а потом помогли открыть магазин по продаже канцелярских товаров. В 1973 году Маргарита Лоран в составе французской делегации побывала в Туле. Но ни одна из газет не осмелилась назвать ее бывшей соотечественницей, тем более землячкой. Рита была только вдовой погибшего французского летчика.

 

Справедливости ради отметим, что любовный роман Александра и Маргариты был единственным, закончившимся свадьбой.

 

Порой затанцевавшись французы пешком возвращались через весь город. Вот так об пишет Франсуа де Жоффр.

 

«Часто мы опаздывали на предоставленную нам машину и приходилось добираться пешком по мрачному, нескончаемому бульвару, который тянется через весь город с севера на юг. Перебирались через реку по льду. Проходили мимо монументальных ворот оружейного завода, который работал днем и ночью и производил, в частности, армейские пистолеты ТТ. Обычно нужно было шагать добрых два часа, чтобы добраться до будки нашего часового. Укутанный в длинный тулуп, он обычно встречал нас громким возгласом: «Кто идет?».

 

- «Нормандия», полк, французский летчик, — старались мы отвечать как можно быстрее, потому что в России часовые не медлят и стреляют».

 

ТТ - в экпозиции Музея армии в Париже

 

Во время одного из таких поздних возвращений с автором книги произошёл трагикомичный случай. Он провалился в открытый канализационный люк.

 

«Словно бездна разверзлась под моими ногами. К счастью, я успел развести руки и уцепиться за край люка. Иначе я свернул бы себе шею. Умереть не при исполнении служебного долга, а в колодце с нечистотами, тогда как мы приехали стать героями, — надо признаться, что в этом не было ничего возвышенного».

 

А у пилота Бертрана, запутавшегося в лабиринте маленьких улочек на одной из тульских окраин, темные личности в шинелях украли пистолет ТТ.

 

В свободное время французские пилоты прогуливаемся по окрестным деревням и постепенно начали представлять себе настоящую картину русской провинциальной.

 

«Во время наших прогулок мы нередко находим винтовки, патроны, немецкие каски - следы наступления вермахта, которое докатилось почти до Тулы. Однажды мы совершили поездку на автобусе за тридцать километров к югу от Тулы, в Ясную Поляну, где находится усадьба Льва Толстого. Она варварски разрушена нацистами. В центре березовой рощи - могила Толстого - простой холмик земли без надгробия и надписей, покрытый только полевыми цветами, - так пожелал писатель. Рядом с оскверненной фашистами могилой великого писателя зарыто около восьмидесяти солдат вермахта, убитых в бою вблизи дома писателя.

 

По возвращении из поездки узнаем долгожданную новость: наконец-то мы вылетаем на фронт. Прибыла сверхсекретная телеграмма. Кто-то знает ее содержание. Кто-то о ней слышал. Возбуждение растет, охватывает весь лагерь, достигает города. Русские спешат поздравить нас и выпить за наши будущие успехи».

 

25 мая, точно в десять часов, шестьдесят «яков» «Нормандии» покинули тульский аэродром. Начиналась вторая военная кампания французского полка.

 

28 ноября 1944 года, за боевые заслуги и проявленное мужество во время воздушных сражений в период боёв по освобождению Литвы и при форсировании реки Неман, приказом Верховного Главнокомандующего советскими Вооружёнными Силами И. В. Сталина полку было присвоено почётное наименование «Неманский», и с тех пор он стал называться полком «Нормандия — Неман».

 

За время боевых действий на советско-германском фронте Второй мировой войны лётчики полка совершили 5240 боевых вылетов, провели около 900 воздушных боёв, одержали 273 подтверждённых победы. Потери за время ведения боевых действий составили 42 лётчика.

 

1 июня 1945 года по настоянию де Голля было принято решение отпустить всех летчиков «Нормандии – Неман» во Францию. 5 июня летчикам объявили, что по решению Верховного Главнокомандующего полк будет отправлен на родину на своих самолетах Як-3, которые передавались им в качестве подарка. 20 сентября полк был включен в организационную структуру округа ПВО столицы Франции.

 

Истребитель Як-3 полка «Нормандия — Неман» в Ле-Бурже

 

Среди воинов полка были разные люди. Крыло к крылу летали потомственный парижский пролетарий Марсель Альбер и французский дворянин Роллан де ля Пуап. Альбер (впоследствии знаменитый «капитан Альбер») является одной из наиболее видных фигур французских воздушных сил. Ученик-подмастерье, механик на заводах Рено в прошлом, этот человек потом стал фанатиком авиации, воздушным лихачом. Начал он с того, что стал выкраивать из своего небольшого заработка деньги на оплату учебных летных часов на аэродроме в Туссю-ле-Нобль под Парижем. Этот парижский парень, скромный и застенчивый, краснеющий без всякого повода, очень быстро достиг зенита славы. Альбер был душой «Нормандии» и внес большую лепту в славные дела полка. К концу войны Марсель Альбер сбил двадцать три фашистских самолета. Бюст Героя Советского Союза, французского летчика Марселя Оливье Альбера установлен на территории Тульского центра подготовки к военной службе и военно-патриотического воспитания.

 

 

В память о пребывании французских летчиков в Туле одна из улиц Зареченского района названа в честь полка «Нормандия-Неман».

 

 

ЗЕМЛЯКИ

Николай Никитич Добрынин

Тульский градоначальник-благотворитель, правивший городом оружейников почти четверть века. Это не только тульский, но и российский рекорд. На протяжении всего XIX столетия Добрынины находились в центре общественной жизни города.

Павел Петрович Третьяков

Гениальный конструктор стрелкового оружия и организатор оружейного производства, начальник Тульского Императора Петра Великого оружейного завода, первый руководитель тульского Конструкторского бюро приборостроения, генерал-майор (Российская империя).