Владимир Гриценко: «Я был, как сейчас говорят, раздолбаем…»

Владимир Гриценко: «Я был, как сейчас говорят, раздолбаем…»

24/12/2023 08:00 Владимир Гриценко: «Я был, как сейчас говорят, раздолбаем…»

Автор: Патефонова Валерия, источник фото.

Владимир Петрович Гриценко - директор государственного музея-заповедника «Куликово поле». Не первый год он входит в ТОП 100 самых влиятельных людей Тульской области. По мнению экспертов, Владимир Петрович оказывает существенное влияние на жизнь в регионе. 

 

Как обычному студенту истфака удалось стать руководителем одного из самых крупных и уважаемых военно-исторических музеев России? Неожиданное откровение директора музея-заповедника «Куликово поле» о юности и неопределенности в начале профессионального пути прозвучало в эксклюзивном интервью, которое Владимир Гриценко дал студентам кафедры журналистики ТулГУ.

 

- 2 декабря историческому факультету ТГПУ им. Л.Н. Толстого исполнилось 85 лет. Почему в свое время при поступлении в институт Вы пришли именно туда?

 

- Я оказался на историческом факультете, когда закончил 8 класс, поскольку раньше была такая система – 10 лет обучения. А повезло мне в силу родственных обстоятельств. Моя родная тетя до сих пор продолжает трудиться в педуниверситете. Она сама заканчивала его, когда факультет назывался не только исторический, а историко-филологический. Я был, как сейчас говорят, «раздолбаем». Родители беспокоились о моей дальнейшей судьбе. Удалось договориться, чтобы меня взяли в качестве волонтера на археологическую практику. Тогда она проходила в обязательном порядке для студентов первого курса. Я оказался вместе со студентами исторического факультета на раскопках в Крыму, под Керчью. С замечательным руководителем – Александром Александровичем Масленниковым. Вернувшись с экспедиции, я сказал, что поступаю на истфак. До этого у меня были разные планы. Дед был офицером. Тогда я думал, что обучение в военном училище мне намного ближе и интереснее.

 

- Думали ли Вы тогда о том, что свяжете всю жизнь с историей или были другие мысли на этот счет?

 

- После первого курса я и мои коллеги были призваны в ряды вооруженных сил. Тогда мы два года служили. По окончании службы были мысли – а не остаться ли в армии? Но они как-то быстро улетучились, потому что на истфаке были друзья. Это совпало с еще одним важным знаковым событием. Был 1983 год. Тогда на истфак пришли сотрудники государственного исторического музея – Михаил Иванович Гоняный и Алексей Константинович Зайцев. Они пригласили студентов проходить практику не только в Крыму, куда ездили традиционно. Но и предложили приехать поучаствовать в исследованиях Куликово поля. Я оказался в экспедиции на Куликовом поле уже только после армии. Осенью 1985 года, меня встретили друзья с рассказами об исследованиях на Куликовом поле. О людях, которые работают там. В 1986 году я по привычке съездил на месяц в Крым. Но тут же еще и поехал на Куликово поле. Понял, что античность – это классика. Собственно, с этого начиналась археология. Но и рядом очень много тайн и загадок, которые кто-то тоже должен открывать, решать. Поэтому вот такое стечение обстоятельств. Все получилось само по себе.

 

- Что сподвигло Вас на профессию археолога после обучения на историческом факультете? Может, любовь к этому делу, которая появилась во время обучения?

 

- В экспедицию приезжало много ребят. Кому-то это было нужно, чтобы просто выполнить учебный план. Но сразу образовался кружок людей, у которых был интерес к археологии. Тогда же Михаил Иванович Гоняный сказал, что научное поле безгранично. В нем можно потонуть. Заниматься всем невозможно. Когда-то мне пришлось определяться: либо античность, либо территория родной губернии. А позже нужно было сделать выбор, связанный с проблематикой, которой заниматься. Что действительно важно, нужно. Я туляк, поэтому решил заниматься Тулой. Выяснилось, что Тула тоже обширная тема. Я долгое время занимался поисками той самой древней Тулы, которая старше Москвы. История Тулы XVI-XVII веков привела меня в Епифань и на Куликово поле. И это стало моей темой исследования. Так что, эта любовь была подсказана.

 

- Каким было самое яркое археологическое воспоминание в Вашей жизни?

 

- Мне не хотелось бы подводить сейчас итоги. Думаю, будут еще в моей жизни подобные моменты. Я уже не действующий археолог, но с удовольствием приезжаю к коллегам в экспедиции. Одно из свежих и самых ярких воспоминаний осталось от места Судбищенской битвы. Очень хорошо помню, как нашел свой первый памятник археологии на территории Тулы. Я горжусь этим. Получилось так, что я был первооткрывателем. Его потом исследовали мои коллеги. Коллекция с этого памятника хранится в фондах нашего музея, написан целый ряд статей. Может, в дальнейшем, после открытия этого памятника, я и не принимал непосредственное участие в его исследовании, но тем не менее, мне в жизни повезло. Это яркое воспоминание. Я помню, как на Торховском городище, это древняя Тула, на раскопках, мне посчастливилось найти клад. Это был огромный сосуд для хранения. Там находились три шпоры. Они были красиво инкрустированы медью. Еще там были детали конского снаряжения. Ясно, что это вещи, которые в руках держал, если не князь, то точно его приближенный. Шпоры – это атрибут тяжеловооруженного всадника. Он не мог принадлежать крестьянину, охотнику. Тоже яркие воспоминания. Но лучшее еще впереди.

 

- Почему со временем Вам пришлось оставить археологию?

 

- Я принял решение возглавить музей. При переходе от карьеры ученого в несколько иную деятельность я был наивен. Мне казалось, что я смогу совмещать и то, и другое. Помню, будучи директором, я продолжал выезжать на раскопки. Но на 2-й или на 3-й год моего директорства понял, что это отнимает все 24 часа в сутки. Между организаторской и научной деятельностью надо определяться. Совмещать и полевые работы, и обеспечение процесса, в том числе исследований, нельзя. Выбор был сделан. Наивность уходит. Остается понимание, что надо что-то двигать дальше. Отказываться в жизни часто приходится. Даже семья порой «остается за бортом». Если чему-то отдаваться, то отдаваться до конца. Но это мой подход. Другим его навязывать не хотел бы.

 

 

- Вы уже 27 лет возглавляете музей-заповедник «Куликово поле». Расскажите, как студент исторического факультета стал руководителем одного из самых крупных музеев страны? Поделитесь секретом своего успеха.

 

- Мне очень помогла поддержка родных – и жены Тани, и детей. И, конечно же, поддержка друзей. Первые шаги мы делали именно в кругу единомышленников, с кем создавали Тульскую археологическую экспедицию. Потом основали муниципальный музей «Тульские древности». Это друзья по факультету. Основа любого успеха – круг единомышленников и поддержка родных и близких. Можно, конечно, добавить финансирование, но разные времена бывали. Когда создавался музей «Тульские древности», денег не было. Вопросы стройматериалов и чего-то необходимого решались по бартеру. Поэтому поддержка, команда и какие-то осмысленные маленькие шаги очень помогают на пути к успеху.

 

- Какое достижение Вы считаете самым важным за все время руководства музеем?

 

- Одним из самых важных дел я считаю то, что еще никто не видел. В следующем году, надеюсь, мы запустим центр хранения коллекций музея. Экспозиции, выставки, которые люди посещают – это только видимая часть. А основа – это те экспонаты, которые добываются в ходе археологических исследований. Из века в век передаются другим поколениям. Они должны обрести свой дом. Также я считаю очень важным строительство нового музейного комплекса на Куликовом поле.

 

- Предполагали ли Вы, что из студенческой выставки со временем может вырасти такой музей?

 

- Нет, конечно. Хочешь рассмешить Бога – расскажи о своих планах. Я не люблю каких-то невыполненных задач. Они показывают, что мы не так что-то планировали, плохо работали.

 

- Насколько нам известно, раньше в музее-заповеднике проводились различные интересные проекты. Но сейчас о них ничего не слышно. Расскажите, с чем это связано?

 

- Да. Фестиваль бардовской песни, гонки на собачьих упряжках «Большой тур», марш-бросок, спринт-ралли ушли из нашего календаря. Мы ничего не отменяем, просто все меняется в этом мире. Многие проекты осуществлялись на нашей площадке. Но это не значит, что они реализовывались исключительно нами. Куликово поле – точка притяжения для разных партнеров в разное время. Жизнь одного или другого проекта зависит не только от нас, но и от партнеров. У них может меняться что-то в жизни. Уходит человек – вслед за ним и проект. Есть обстоятельства, в которых понимаешь – что-то делается «для галочки». А я меньше всего люблю чем-то заниматься под таким предлогом. У нас есть интересный проект «Хранители будущего» для студентов факультетов гуманитарных профессий. Это живая интерактивная программа, в итоге которой участники дают клятву - «хранить будущее». Этот проект за 27 лет трижды менял содержание и подходы к его реализации. Ведь выбирая новое, нужно постараться взять что-то хорошее из старого. Проводя одни и те же мероприятия десятилетиями, легко потерять изначальную идею. Надо не грустить о прошлом, а осмысленно двигаться к будущему.

 

 - Каковы главные достижения музея в этом году? Какие можно подвести итоги?

 

- Определенным итогом и оценкой нашего труда является посещаемость музея, которая превысила 240 тысяч в 2023 году. Мы увидели реальные результаты работы нашего нового объекта в музейном квартале. Он зажил полноценной жизнью и стал более посещаемым, нежели музей «Тульские древности». Ну и выставочные проекты, которые были реализованы там. В том числе «Тула. Город на железной реке». Один из важных проектов для тульского региона и страны. Это не просто тульская – это российская металлургия. Сложно выделить что-то одно. Был целый ряд серьезных изданий.

 

 

 - Какие проекты запланированы музеем на 2024 год?

 

- Есть «пирожки», которые мы 100% допечем в 2024 году. Важнейшая задача музея – центр хранения коллекций. Новый музей в Епифани, посвященный одной из крепостей засечной черты. Епифанскому острогу и людям, служившим там. И в следующем году мы обязательно анонсируем новый музей. Мы называем его «Русское поле». Это музей, который должен появиться в селе Монастырщино. Мы хотим представить широкой публике архитектурную идею высокого уровня проработки. Мы видим то, чего сегодня не хватает на Куликовом поле. То, что должно там обязательно быть. С моей точки зрения, этот музей должен обязательно появиться к 650-й годовщине Куликовской битвы.

 

 - С какими трудностями Вы столкнулись за годы руководства музеем-заповедником?

 

- Они в разные времена бывают разными. Общая тенденция и так понятна и очевидна – это бюрократизация нашей жизни. Это, конечно, психологическая трудность. Уже с возрастом становишься циничен и знаешь, что никто не будет читать этот очередной пустой отчет с большим количеством цифр. Еще одна сложность – непонимание коллег. Если чувствуешь, что перед тобой стена – очень сложно. Иногда это твоя же ошибка. Для того, чтобы какую-то идею продвигать, надо хорошо поработать.

 

- Ваша работа весьма тяжела и ответственна. Откуда Вы берете силы, и что мотивирует?

 

- Спасибо родителям. Это гены. Я очень упертый, по знаку зодиака Овен. Это такой вопрос-комплимент, но я бы себе комплиментов не раздавал. Отвечать расширенно было бы неправильно с моей стороны.

 

- Расскажите, как Вы любите отдыхать в свободное от работы время?

 

- В разные времена я пытался находить себе увлечения. Есть возможность – я бы с удовольствием оказался на рыбалке. У меня как-то спросили: «Рыбак?». Я говорю: «Да. В прошлом году один раз был». Ну какой это рыбак, если один раз выбрался за сезон. Мне доставляет удовольствие заниматься садом, внучками. Поехать на каток или куда-то еще. В первую очередь, конечно, семья должна быть. Это правильно.

 

- Есть ли в Вашей семье какая-нибудь интересная традиция, которой Вы придерживаетесь из года в год?

 

- Наверное, да. У нас есть традиции обязательно куда-то выбраться. Есть любимые локации, которые мы можем посещать неоднократно. Например, наш Епифанский зоопарк. Но могут быть абсолютно другие точки, где мы не бывали ранее. Надеюсь, наши семейные поездки будут сохраняться.

 

- Как Вам удается сохранить семейную гармонию, несмотря на плотный рабочий график?

 

- Это Таня. У меня потрясающая супруга, с которой мы знакомы с 1 курса. Как ей удается меня терпеть – не понимаю. Поэтому все очень просто.

 

- Что для Вас семейное счастье?

 

- Здоровье родных и близких. Ничего не придумаешь. Как бы это ни было просто и банально.

 

- Если бы у Вас была возможность дать совет себе в прошлое, что вы бы сказали?

 

- Что нужно быть поменьше эгоистом, побольше думать о близких тебе людях. Я не ангел, грехи чувствую. И не факт, что их отмолишь. Может быть, не надо было так упираться в  музеефикацию всей страны. Надо было как-то полегче подходить к этому. Внимания надо было уж точно уделять побольше родным и близким. Я осознаю, что прошлое уже невозможно вернуть. И прекрасно понимаю, что нагнать упущенное сложно.

 

- Кем была сказана фраза, которая помогла Вам в самый сложный жизненный период, и как она звучала?

 

- Не хочется «каркать», но такое впечатление, что еще будут какие-то серьезные жизненные испытания. А так, часто стоишь перед каким-либо выбором. Либо честь, либо выгода. Кто это сказал, не помню сейчас, но фраза звучит так: «Честь превыше выгоды». Это самый частый выбор в жизни, который приходится делать.

 

 

Мы согласны с тем, что в жизни всегда нужно оставаться на стороне чести. Не только быть собой, но и искать себя. Нельзя упускать ни одну возможность, ведь она может кардинально изменить вашу жизнь. Нужно с душой подходить к любимому делу. И тогда успех гарантирован.

 

Над текстом работали: студентки кафедры журналистики ТулГУ Цвеленьева Ольга и Богунова Вероника.

 

 

ЗЕМЛЯКИ

Петр Петрович Сушкин

Выдающийся зоолог, академик АН СССР. Сын Почётного гражданина Тулы купца Петра Сушкина, выпускник Тульской классической гимназии. С детства Петр Петрович увлекался бабочками и птицами, изучение которых стало его основной профессией. ОДин из основателей экологической палеонтологии.

Николай Никитич Добрынин

Тульский градоначальник-благотворитель, правивший городом оружейников почти четверть века. Это не только тульский, но и российский рекорд. На протяжении всего XIX столетия Добрынины находились в центре общественной жизни города.