Монолог фонарика, спасающего жизни

Монолог фонаря, спасающего жизни

10/01/2024 10:18 Монолог фонарика, спасающего жизни

Автор: Wendelin Jacober, источник фото.

О чем могут рассказать неодушевленные предметы? Это не риторический вопрос и не психологическое исследование, а интересное творческое задание, которое получили студенты кафедры журналистики, рекламы и связей с общественностью Владимирского государственного университета.

 

Предмет следовало выбрать самостоятельно. О своей судьбе могли «рассказать» клавиатура, стол, телефон... Студентка Софья Попова придумала «Монолог фонаря, спасающего жизни».

 

«Свет в конце тоннеля» ассоциируется у многих с концом, не всегда радостным, неизбежным или даже смертью. Однако мой свет для того, кто его видит, является спасением. Вы спросите, кто я и чем занимаюсь, и я отвечу – я фонарик. Да, можно подумать, что в век технологического прогресса вещь я не такая уж и нужная, легко заменимая, однако я тот, кто спасает потерявших дорогу.

 

Хорошо помню день, когда меня взяли на службу. На дворе стояло дождливое лето, холод. До того момента я был в магазине уже какое-то время. Трудно оценить сколько, когда не осознаешь течение времени. Продавец отдал меня девушке. Она явно суетилась в попытках оценить, что еще ей нужно взять с собой. Как я понял потом, этот день в рядах спасателей был первым у нас обоих. Помимо меня она взяла еще компас, дождевик и перчатки.

 

После магазина мы долго ехали куда-то на ее тарахтящей штуке, а когда прибыли на место, я увидел большой темный лес и группу людей, похожих на мою новую хозяйку. Все они что-то делали и тоже спешили. Говорили про то самое «время», и что его мало. После инструктажа двуногие собрали шеренгу и направились в лес. Тут уже в работу включили и меня. Ох, как же я старался светить на полную яркость, хотел показать себя во всем сиянии. Мы много ходили-бродили, и мой свет становился сильнее и насыщенней на фоне сгущающейся темноты. В какой-то момент подобные мне и их «человеки» стали отдаляться от нас в разные стороны. Так мы и остались одни – я и хозяйка – в лесу. Ощущая страх и волнение девушки, я стремился уберечь ее от всего: большой кочки и луж под ногами, веток елей над головой и колючих кустов вокруг. В какой-то момент нам пришлось преодолеть овраг через небольшой мост. Она направила меня в глубину ямы, где я заметил нечто блестящее. Тут же подсветил его, чтобы мой человек увидел это. Она пригляделась и замерла, а затем мы оба услышали звук, похожий на детский плач. Это было то, что мы искали – потерявшийся человек: он был меньше, чем мой и другие, грязный, напуганный, уставший.

 

Сейчас, вспоминая все, я понимаю, сколько оно пережило тогда. Вернее, она – потом я узнал, что это была маленькая девочка. В лесу она оказалась после того, как бабушка оставила ее без присмотра.

 

Мы связались с другими людьми, и нас с «потеряшкой» вывели из леса. Когда девочку передали двуногим в халатах на белой машине, все вокруг очень радовались, хвалили моего человека и меня. Уверен, что тот день мы будем помнить еще долго, он дал понять, что нам по силам спасать других.

 

Да, бывают случаи, когда мы не успеваем. Порой потерявшиеся уже не отвечают на мой свет, как бы я ни старался. Такие моменты и мне, и человеку даются тяжело. Каждый винит себя в том, что так произошло: она – что не успела, я – что был недостаточно ярким. Но мы будем стараться, чтобы все больше сбившихся с пути возвращались домой, и чтобы мой свет был светлым знаком надежны на спасение.

 

Специалисты отмечают, что интуитивное ощущение эмоций, транслируемых окружающими предметами, отражает наше внутреннее состояние, которое мы сами на них проецируем. Поэтому представленное студенческое озарение в первую очередь раскрывает стремления автора, ступившего на путь освещения событий в отечественной журналистике.

 

ЗЕМЛЯКИ

Игорь Марианович Яцунский

Советский учёный, один из создателей Первого искусственного спутника Земли. Принимал участие в обосновании возможности космического полета с человеком на борту.

Алиса Ивановна Аксенова

За 50 лет руководства Алиса Ивановна превратила Владимиро-Суздальский музей в одно из крупнейших музейных объединений страны, которое отвечает за сохранность 67 памятников архитектуры. Благодаря ее труду 8 памятников белокаменного зодчества вошли в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО.